lfirf: (Default)
вчера старшая дочь вела тренинг о поведении в критических ситуациях "как чувствовать себя уверенно и не срывать голос". понравилось. Попрошу запись, потому что все упражнения конечно не запомнила. Самое основное: не зажимать мышцы горла и говорить "от живота". Тембр поразительно другой возникает. И слышимость улучшается. буду тренироваться на детях и собаках)).
Проспала до 9 утра сегодня. Подозреваю, что это еще и вечерний отказ от углеводов сказывается. Кстати, вернулись событийные цветные сны. Сегодня вот снилось, что я с двумя детьми: шестилетним сыном друзей и полуторагодовалой мелкотой неясного происхождения (явно дите кого-то близкого, но кого -- за кадром) -- где-то не у себя и не у них дома. Мы пришли с прогулки, отдыхаем и собираемся куда-то идти через час. И тут я обнаруживаю, что за окном -- среди солнечного дня -- вдруг лежит толстенный слой снега. Так, как бывает в горах: жара, солнце и снежник под ногами. Девушка в сарафане, юбка колоколом, сняв босоножки, аккуратно ступает по снегу, проваливается, ойкает и смеется. А я никак не могу решить, во что одеть детей и стает ли снег к тому времени, как мы пойдем дальше.
lfirf: (задумчивая)
приснился сегодня разговор:
-- а ты прощать умеешь?
-- нет.
-- А как тогда?
-- Списываю на карму, если получится. А если нет, продолжаю при удобном случае желать всякого.
lfirf: (взирая на мир)
– І так, і так. Я був у місті Газні. Це одна з північних провінцій, яка є посередині між Кабулом і Кандагаром. Служив у батальйоні спеціального призначення, тобто там, де йшла реальна війна. Це була одна з найгарячіших точок у ті часи. Ми жили в палатках, але операційна була добра – фінський будиночок, у якому було чотири операційні столи і сумарно працювало близько шести хірургів. Але це місце нон-стоп обстрілювалося. Пам’ятаю, як одного разу я оперував, і половина будинку відвалилася. Дуже часто під час операцій зникало світло. Крім того, при масових пораненнях бракувало хірургів. І дуже часто ти мусив бігати між операційними столами, як від піаніно до піаніно. Зробив один етап на одному столі і побіг до наступного, а солдати з команди піцєнтів, що виздоровлювали, виконували ролі асистентів. Тобто обставини були складні.

Вот примерно в таких условиях и удаляли кисть в моем когдатошнем сне...
lfirf: (воть)
Снился очень насыщенный (увы, событиями, а не красками...  или зимний вечер посреди заснеженного поля, или день в больнице... все обесцвечено либо сумерками, либо специфической белизной) сон про кочующих цыган-медиков. Ездят, возят с собой супер-навороченный томограф и еще фургон или два, набитые блестящими и сверкающими приборами? оборудованием? ... Как минимум один из них: высококлассный эксперт ... ну, в нашей реальности самое близкое понятие: судебной медицины.
О-о-ох, какие разговоры разговаривали! В памяти засело: "Я его любила, а он - так, шаровары топтал..."
lfirf: (задумчивая)
Охра снилась... Молодая, 5-летняя, жилистая и гибкая, как ремень, худая чуть болезненной звонкостью выздоравливающего тела. Я сгребла ее в охапку и поехала в "Энималс": надо же было сообщить ветеринарам, что у нас все получилось.
В троллейбусе пыталась расплатиться, не спуская собаку с рук, а монетки в моей руке превращались в кружочки фольги.
lfirf: (Default)
У нас дожди-дожди, а мне снятся прогулки по февральскому (небо уже весеннее) Харькову ранним утром... Поздней слякотной ночью прыгнула в метро, торопясь на последний поезд, дошедший  до площади Восстания и свернувший там в тупик (интересны такой тупик, кстати... пути и длинная узкая дорожка вдоль них, выходящие на поверхность - нора в склоне горы). Выбралась из него с мыслью: "ну часа за полтора до дома дохлюпаю..." И будто грязную оберточную бумагу разорвали: яркое небо раннего утра, снежок и лед кое-где, со-о-о-олнце! и капель
lfirf: (воть)
Мне лет 18-20, и это "другая я" - другое тело, другое его ощущение (зеркала вот нигде не попалось, а странно).
То ли молодежная база, то ли фестиваль многодневный - возраст народа 16-25, почти все мне знакомы, спокойно, очень комфортно.( Вообще все события происходят без суеты, и с чувством собственного достоинства.) Лес, река и луг. В отдалении ж/д дорога, от нее асфальт до площади, на которой концерт.
Первое отделение утром, второе к вечеру. Певец один, в полосатом гриме и чем-то облегающем (попадались когда-то изображения рок-музыканта, раскрашенного то ли под тигра, то ли под другую большую кошку: вот это оно.). Звук хороший, тексты и музыка впечатляющие, и при этом поток ощущений со сцены совершенно не мешает общаться со стоящими рядом.
Часть народа - в самодельных шапочках из, наверное. плотной бумаги. Расцветки и фасоны от панамок и "типа малярских треуголок" до чего-то восхитительно-сложного, масочного, пагодного.
В отдалении то, что проще всего описать словами "панская усадьба". Большой красивый особняк, кремовые стены и много окон. Туда ходить "просто так" не принято (не "нельзя" или "пойдешь - плохо будет", а именно "не принято" - вот сейчас поняла -   чтобы не мешать кому-то, кого мы очень уважаем).
Рядом со мной парень в шапочке. Вроде бы недавно познакомились, и теперь говорим обо всем важном сразу. Уже значимы друг для друга. Перерыв, и мы идем к усадьбе. Светлые спокойные комнаты, огромные, свет и колорит как в "Девочке с персиками" и совсем не видно людей.
Пьем чай в столовой (барский дом, я ж говорю - он и внутри такой, с жестко определенными функциями комнат), и вдруг я понимаю, что у собеседника приступ головной боли. А у меня - прохладные ладони, и надо ладонь положить ему на лоб, и все пройдет. Так и делаю. Получается. Тут же очень быстро входит кто-то старший: то ли дядя (не отец) собеседника, то ли его непосредственное начальство. Спрашивает, что случилось, и они уходят.
Вошедшая медсестра приносит еще чая. Другой парень заходит в столовую, разговаривает со мной, усаживается рядом. Ему безумно важно, чтобы я "определила его в близкие" - вот именно так, достаточно формального согласия. А мне не жалко, но смущает то, как он жаждет этого признания,. Кроме того, я никак не могу разобраться во внутренней иерархии живущих в усадьбе, и думаю, как это связано с уходом первого моего собеседника, и как мое признание  скажется на его взаимоотношениях внутри этого сообщества.
Вернулся первый, я хочу назад на концерт, он отговаривается, потом соглашается. И ту-у-у-ут.... вечер перестает быть томным на дороге перед нами сталкиваются две темные иномарки. Я чувствую, что все внутри погибнут. Но что-то меняется в воздухе. Как пленку отмотали назад. Машины расходятся, едва чиркнув друг по другу боками. И я понимаю, что изменил события мой спутник. И откуда - головная боль, и почему у меня прохладные руки, и чем занимаются люди, живущие в усадьбе.... (само понимание так и осталось во сне....)
lfirf: (Default)
Я раскладываю как карты большие прямоугольные темные плитки. На них рисунок, но он скорее угадывается: вокруг темно. Все темно-коричневое, глубокое. Если всматриваться в картинки на плитках - они обретают глубину, раскрываются. Это то ли книжные обложки, то ли обложки миров. Непонятно, можно ли в них попасть, да и неважно. Заглянуть - точно можно. Кроме больших плиток есть плитки поменьше, в 1/3 больших. Они соотносятся с большими как карточные масти или скорее - как карты разных колод: рубашка одна, а рисунок разный. Это то ли пасьянс, то ли гадание, то ли игра. За глубокой коричневой густотой вокруг меня я вижу глаза  - желтые глаза на золотой морде то ли кошки, то ли змеи. Оченьспокойный, пристальный, поддерживающий взгляд
lfirf: (взирая на мир)



Нарядный "Харьков во сне", я еду от Красношкольной набережной в сторону Левады. В этом Харькове Левада - дальше и выше, на холмах. Очень чистые краски: бежевые, коричневые, охристые, палевые дома. Яркий серый асфальт. Ухоженные чистые улицы. Бьют по глазам желто-красные, блестящие как леденцы трамваи и маршрутки. Маршрутка идет полукольцом, я задумалась и прозевала нужную остановку. Возвращаюсь пешком. Дом чуть утоплен вглубь, перед ним за низкой литой оградой - какие-то ремонтные работы. Мужик комплекции молотобойца, вместо кисти одной из рук - очень хорошо сделанный протез (я понимаю что это протез только потому что он раздет до) укрепляет на горизонтальной чугунной станине (черно-серый плотный чугун, вообще все - очень фактурное и более вещное, что ли) пачку ярких медных пластин. Весь пакет нужно насадить на латунное острое жало и зажать пружиной.

Я восхищенно смотрю на происходящее. Вдруг он спотыкается. Руку - здоровую руку - зажимает в станине, выворачивает. Мужик покачнулся. "Другим" зрением я вдруг вижу, что он на костылях, и один из них - надламывается. Если упадет, руку уже не спасти, это ясно так, как бывает только во сне: сразу и бесповоротно.

Бросаюсь к нему, подхватываю, удерживаю. И – проваливаюсь в многослойность. Я одновременно поддерживаю мужика, вижу подбегающих людей - но это неважно, это фоновый уровень восприятия, это где-то на уровне рефлексов, как ходьба в удобной обуви, оно есть и не требует осознания. Одновременно я - врач скорой, которая уже едет, вот только сменится свет на перекрестке и взвизгнут тормоза…, и это я буду придумывать, как вызволить руку и - кажется - оперировать. Это тоже маловажный слой. Почти все пространство внутри меня занимает фильм, в котором я - хирург, который делал операцию пацану, которым был этот человек когда-то, и удалил кисть. Он самоубийственно, разрушительно корит себя, и одновременно: оперирует. Это очень страшно: корчиться от того, что – если бы ты не поленился – рукабыла бы цела, и делать операцию. Это главный экран. А вокруг – я вижу и чувствую, как тогда было: свинцовая 12-часовая усталость, полотняные стены операционной, ширма, за которой НЕ СЛЫШНО дыхания других раненых. И знание о том, что их там все еще много, в шатре и за ним. И – я это знаю, знает где-то глубоко и он - если полтора часа оперировать руку, то трое или четверо своей очереди просто не дождутся.

Этика

Mar. 9th, 2009 01:04 am
lfirf: (Default)
Прекрасный мир, созданный для полетов... (ну плохо там с дорогами... океаны и горы, и облака). И - - человек там МОЖЕТ летать. Но не сам... А с птицей. Я так и не разобрала, виртуальный это полет или реальное перемещение в пространстве. Скорее - все же виртуальный: видишь все глазами птицы, чувствуешь полет как если бы летел сам - но тело остается на месте. И  - это наслаждение. И - подлость - если человек летает с птицей, срок жизни птицы скоращается так раза в два. Местные это знают. Птицы красивы: белые силуэты с маленьким обтекаемым телом и полутораметровым размахом крыльев. Относительно разумны... не боятся но и друзьями не становятся.
И - что ты тут выберешь?
lfirf: (Default)
вчера я спала в сложных условиях: Мишка засиделся на кухне (кажется, там и заснул) и потом хлопал дверью, его ноут почему-то решил, что при переходе в спящий режим ему надоть проиграть полчаса электронной музыки (ненавижу!); Дарья пришла не знаю когда - Леся сказала седня, что с трудом выставила ее в 12-м часу ночи, и потом долбила по клавиатуре с целеустремленностью оголодавшего дятла. И приснилась мне волшебная вещь.
Read more... )Только не спрашивайте, где я такую траву беру...

Profile

lfirf: (Default)
lfirf

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17 181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:08 am
Powered by Dreamwidth Studios