lfirf: (Default)
(и отзыв на "Спиральное море", да-да)
начала слушать "Ложится мгла на старые ступени". Что удивило из мелочей: отсутствие игрушек у детей. Ладно, "кукла одна, редко у кого две" -- тряпки в дефиците, одежда изнашивается в прорехи, лоскут -- ценность, ибо идет на заплаты. Но-о-о... деревянный грузовичок -- один (в смысле всего у одного мальчика из знакомых Антона)... притом что рядом описание, какой хороший лес рядом, как рубили избы, пилили доски. То есть: люди, умеющие работать с деревом вот они, материал -- вот он, избы рубят без гвоздя, бревна подгоняют идеально, и не слепить детям из обрезочков-обрубочков а-ля грузовичок, катерок и так далее? у меня единственное предположение: ресурс у старших высажен не в ноль, ресурс высажен в минус...
lfirf: (взирая на мир)

https://vk.com/heandhe?w=wall-99809841_679 из комментариев:

Ок, всем привет! Разрешите написать и врачам, что они думают на этот счет)
Первый раз в своей жизни мы столкнулись с волонтерской организацией. Мы закончили интернатуру и решили не оставаться в университетской больнице (полной ординаторов), а попытаться помочь людям "которые не имеют никакой медицинской помощи, которые умирают от излечимых болезней". Девять месяцев сборов, учеба, ночные дежурства, работа (ведь нужно накопить на билет, на проживание в течение года). Мы приехали одушевленные, с охотой взялись за работу, разобрали заваленный медпункт, провели перепись всех имеющихся лекарств, занялись организацией мед. помощи.
Первый Бум! Оказывается консультация платная - 10 кетцаль (примерно 100 рублей) для всех, кроме беременных и детей. За лекарства берутся деньги. В среднем, до нашего приезда, взималось около 40 кетцаль (400 рублей) за человека. На вопрос "Почему?" Ответ "Менталитет местных таков, что, если давать им что-то бесплатно, они не будут это принимать. Кроме того, если вдруг однажды у вас не будет лекарств и вы не сможете дать им что-то бесплатно, они могут вас убить" . Ну что ж, ок, мы здешних нравов не знали и решили делать так, как нам советуют, однако с ощущением постоянного внутреннего конфликта по этому поводу.
Второй бум! Вышел пост про нашу работу: имена придуманы, количество пациентов увеличено, сплошь красивые истории про исцеление... Наша реакция была категорична " мы в этом учавствовать не будем". Проехали.
мнение уезжающего )

собственно для меня это история о том, к чему приводит нечистоплотный пиар и еще пара-тройка пунктов о личной и информационной гигиене. за самой клиникой продолжу следить, интересно же куда вырулит...

Вишенка: врач, получивший полное образование и имеющий право лечить (уехали интерны ,у которых насколько я понимаю по законодательству и этическому кодексу право на оказание помощи ограничено), занимается пиаром проекта и поиском других врачей-волонтеров. "Л" -- логика.

lfirf: (задумчивая)
Вот ситуация: две женщины-подруги, разница в возрасте под двадцать лет, на момент событий младшей лет 35... Обе друг друга ценят, поддерживают, спасают (без дураков спасают, не фигура речи). И переезжают в чужой город. И вдруг старшая начинает младшую не то чтобы избегать, но вести себя странно: зовет в гости младшую, а когда та пришла -- одевается и уходит то ли на день рождения, то ли в другие гости... лишает своего доверия, на улице здоровается через раз. Младшая отношений не выясняет, но прерывает контакт, страдая об утерянной дружбе. Проходит несколько лет, младшая продолжает жалеть о своей утрате, они изредка встречаются на улицах и здороваются -- но никаких попыток прояснить ситуацию. Из чужого города они через несколько лет уезжают уже порознь. И тут на старшую сваливается огромное горе. Что делает младшая? Продолжает -- мать ее -- сидеть в своей норке и горевать о старшей, не решаясь ей позвонить или написать, потому что: ОНА РЕШИТ, ЧТО Я ЕЙ ВОСПОЛЬЗОВАЛАСЬ СИТУАЦИЕЙ И ЕЙ НАВЯЗЫВАЮСЬ.
PS. речь об Анне Ахматовой и Лидии Чуковской. Чужой город -- Ташкент, эвакуация. Горе -- постановление о журналах "Звезда" и "Ленинград", поставившее Ахматову фактически вне общества.
lfirf: (воть)
также удивление мое вызывают люди, избегающие прямого ответа на прямой вопрос, на просьбу показать что-то конкретное (про что они неоднократно говорили раньше, что оно есть)   отвечающие ссылкой на ресурс с кучей желтушных новостей, но отказывающиеся при этом посмотреть ролик по конретной ссылке со словами: "Вы же не ожидаете, что я найду целых полчаса..."
Ситуация скорее забавляет, однако за нехваткой времени все же полагаю, что свои  изыскания я оставлю. Как надолго -- а бог весть.
lfirf: (взирая на мир)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] rosa_branca в Один мой шоппинг.
Я пошла в магазин с целью купить... неважно. С целью купить. Потратить деньги.
Потратила себе, иду к выходу. Вдруг - стук в спину. То есть, буквально стук, костяшкой согнутого пальца по позвоночнику. Резко оборачиваюсь, охранник отпрыгивает на метр назад и обиженно говорит:
- Я вас зову-зову... С самой кассы!
- А как вы меня звали?
- "Девушка", как еще. Когда зовут - надо хоть как-то реагировать вообще.
Действительно. Чего это я. Нехорошо, Девушка Владиславовна.
- Извините, - говорю. - Не сообразила.
- Она не сообразила, а я за ней бегать должен, - воодушевленный глупым словом "извините", сообщил охранник окружающему пространству.
Бегать - это три метра. Охраннику лет тридцать.
- Не должны, - говорю. - До свидания.
- Нет, не до свидания, - твердо отвечает охранник. - Пакетик покажите, пожалуйста.
И по-хозяйски так руку протягивает к добру, которое уже перешло в мою единоличную собственность.Read more... )

lfirf: (взирая на мир)

Или вот академик Фролов. В 1942 году в блокадном Ленинграде делал уникальные мозаики из смальты для московской станции Новокузнецкая. Мозаики вывезли по льду Ладожского озера и поставили на потолке станции. Фролов через полтора месяца после окончания работы умер от голода.
Похоронен на кладбище Остров Декабристов в братской могиле профессоров Академии художеств
в братской могиле профессоров Академии художеств
в братской могиле профессоров Академии художеств
в братской могиле профессоров Академии художеств



И воспоминания Тихомолова сюда же... летал он в блокадный Ленинград. Ипишет о том, как истребители отказались сопровождать транспортники -- неохота было командиру эскадрильи.
И не знаю, насколько художественна книга Крона "Дом и корабль". Подозреваю, что не слишком... скорее -- сглажен фактаж, чтобы читателя не убить...

lfirf: (общаюсь)

У [livejournal.com profile] ollako в комментах такая прелесть... До "плотину из мешков, воздвигнутую украинцами в Крымском канале, снесло водой и вода самотоком пошла в Крым" еще не дошпиливает, но к "до 1970-го года советская историография опиралась на документы и историю не фальсифицировала" уже близко.

lfirf: (взирая на мир)
Для меня изначально решение российского правитльства или кто там решение принимал -- департамент образования? -- странное: один школьник (и возраст кстати хорошо бы знать) отказывается возвращаться -- и программу прикрывают полностью, вместо того чтобы в законодательном порядке разбираться с этим одним...

Решение России отменить историческую программу обмена с США для старшеклассников возымело результат, которого в Кремле, возможно, не ожидали: большее количество мест становится доступно для учащихся из Украины, пишет The New York Times.
"В программе участвуют примерно 240 российских учащихся, - говорится в сттаье. - Но на прошлой неделе Россия внезапно объявила, что она выходит из программы, после того как один из российских учащихся попросил убежища в США на том основании, что на родине он подвергнется преследованиям как гей".
"Американские чиновники рассказали во вторник, что половина мест, которая бы досталась российским учащимся в следующем учебном году, будет вместо этого закреплена за украинцами, - сообщает издание. - На данный момент 204 украинца участвуют в программе, так что принятое решение увеличит их количество до 300. Оставшиеся российские места отойдут Грузии, Молдове и Армении".
Помощник госсекретаря США по делам Европы и Азии Виктория Нуланд, сообщила об этом изменении 7 октября, выступая в Киевском национальном университете им. Тараса Шевченко, поясняет издание.
lfirf: (взирая на мир)
URA.Ru
«Из-за неграмотного командования нас расстреливают в упор!»«Из-за неграмотного командования нас расстреливают в упор!»
Интервью депутата, воюющего в ополчении ДНР. «Говорят, меня костерят за то, что бросил своих избирателей. Но я защищаю Россию»

Депутат горсобрания Златоуста Александр Негребецких отправился воевать за Донбасс рядовым. Еще несколько лет назад он, вальцовщик сталеплавильного цеха, впервые прославился на всю страну, когда объявил голодовку и писал президенту Владимиру Путину письма с просьбой спасти от банкротства ЗМЗ. Негребецких боролся против вырубки бора. И после избрания депутатом, казалось, что ветеран второй чеченской кампании окончательно стал политиком. Но сегодня он на Донбассе.

Читать целиком


вот это место:
— Каково соотношение в вашем подразделении россиян и местных?
— В нашем отряде 90% россиян, остальные — жители Донецка. Они себя называют русскими. Из россиян половина уральцев, половина — сибиряков.
lfirf: (воть)
читаю Хэмингуэя. "Опасное лето". И кроме "Боже, какие идиоты" -- ничего в голову не приходит....
lfirf: (общаюсь)
А меня Хасан в ЖЖ забанил! Наверное за то, что я с полгода назад попросила его убирать чужие простыни перепостов под кат
lfirf: (воть)
Попался в ФБ очень оптимистичный такой пост про Крым (если найду, переброшу): про высокие пенсии, заполненные городские пляжи (ну. по сравнению с обычным сезоном заполнены они примерно наполовину..., Крым мечты прямо!)
И среди прочего там было: а крымским безработынм предстоит быстро начать работать, потому что российское пособие по безработице ниже украинского.
Посмотрела ,какое украинское... до 75% от минимальной зарплаты для незастрахованных (мин. зарплата 1218 грн в 2014-м) и до 75 % прожиточного минимума для застрахованных (те же 1218 грн).
Ну и у меня теперь вопрос: каково же пособие по безработице в России и как на нем можно ноги не протянуть, пока работу найдешь? Да, я понимаю, что высокое пособие палка о двух концах... но все же...
lfirf: (воть)
Очень спорный и неоднозначный пост Семесюка, но вот удивительно знакома мелодия и те созвучия, которые я ловила, когда [livejournal.com profile] ta_volga о христианском эгрегоре

Залп із Кітєж-Града.

Бачу, що українці абсолютно не розуміються на кацапських справах.
Даю ретельне розуміння.

Налічіє в моєму шляхетному родоводі московитської бабушкі, дозволяє мені тонко відчувати мелодії великодержавних сердець. Обичному вкраїнцю (чистопородному) самотужки цього не осягнути - навіть не намагайтеся.

Я розумію, що саме рухає московитами. Знаю яким чином це "щось" влаштоване і в чому полягає принцип їхнього способу існування. От тільки пояснити це важко бо бракує слів. Але спробую.

Це дуже стрьомна інфернально-містична сутність без імені. Сила її в тому, що вона безіменна, а тому й неочевидна. Вобше, аби ви розуміли, кожен московит - це природний містик.

Через традиційно хуйовий клімат і непевні врожаї, за століття сформувався спеціальний типаж людини, що не бажає жити. Не бажає через те, що не отримує від життя задоволення, отже й не цінує його. Саме тому вони такі войовничі і так заліхватскі йдуть на смерть. Йдуть пачками і дєрєвнямі. Ця смерть, з нашої точки зору, позбавлену сенсу. Але це не так. Це - біологічна програма.

Підсвідомо їм дуже хуйово, тому вони бухають, радо гинуть і взагалі - угандонівают себе всіма можливими способами - як поодинці, так і в рамках державних програм. Вони - недовольні.

Московити існують більшою мірою в світі ідеального, аніж матеріального. Прагматичні і очевидні речі їх не бентежать. Тобто, на якомусь побутовому рівні бентежать, але коли постає вибір - добре жити або масово вмерти за повну хуйню, московитський егрегор обирає останнє. Він знає - "добре жити" не буває. Це тисячолітній перевірений досвід. А якщо й буває, значить порушено одвічний природний цикл і треба срочняком вмерти. Якщо московиту раптом засвітить перспектива доброго життя для всіх, він зробить все, аби воно не настало.

Їхній ідеальний світ в наших очах виглядає як приклад масової шизофренії. Рускій мір, духовниє скрєпи, крим наш…. З української точки зору - маячня психопата, але для них це тактильна реальність. Як ото для вас мішок картоплі в коморі. Оскільки московитські городи ніколи не приносили тамтешній людині радості, вона вигадала собі паралельний світ куди століттями пірнає аби трохи відволіктися від кошмару існування. Воно ходить туди сюди в своїх лаптях, ганяє самовар, зворушливо співає розбійницьких пісень, але це лишень видимість. Насправді воно десь далеко в паралельному світі.

Не всі помічають, але навіть іхня церква акцентує не на радості божого існування, а на смєртєпочітанії та страстотєрпії. Все має бути хуйово. Якщо все хуйово, значить все нормально. Коли в сусіда все добре, то його треба терміново рятувати, бо це ненормально.

Українці не здатні осягнути цієї внутрішньої колізії. Ми лишень маніпулюємо такими словами, як "духовність", в той час як жоден українець не розуміє справжнього значення цього слова. "Відродження духовності" - тут в нашому розумінні мова йде скорше про відродження культури, культурності, гуманності.

Між тим як духовність - це суїцидально-містичний долбоєбізм прямої дії. "Возрождєніє духовності" означає лишень одне - насувається страшна гуманітарна пизда.

Вони не йобнуті, навіть не надійтеся. Вони просто інакші. В їхніх очах ми є сутінковими зомбі, що ненавидять Святого Духа і вопше не поважають Бога. Ми для них - богоборці і сатанисти, бо не прагнемо туди, в потойбічний "нахуй".

Вони ж для нас - хворі на голову ідіоти, які вклоняються смерті і приносять криваві жертви Ватанаїлу власними зашкорублими душами.

Отже, маємо цікаву дуальну пару котрій доведеться проясняти стосунки на стратегічному ґрунті.

Коли Путіна усунуть, то на його місці з'явиться ще гірший і ще лютіший, щоб ви не сумнівалися.

Біда полягає в тому, що в Мордорі є не лишень містики, але й подібні до українців прагматики. Але їх виразна меньшість і їм пизда. Звідти треба тікати, при чому стрімко і зараз.

lfirf: (взирая на мир)
Хотите почитать, что о беженцах из Украины в России думают? тогда вам сюда: http://mercylo.livejournal.com/358663.html?view=18669063#t18669063
Не могу не поделиться. И да, я все же надеюсь, что людей, так считающих, немного... Пассаж про шахтеров впрочем тоже доставил...
И выборочно копирую: lelka_penka

2014-07-06 15:19 (UTC) Отслеживать
Сегодня как раз знакомая рассказывала про беженцев. Приняли у нас в городке семьдесят человек. 38 детей, остальные женщины. И один мужик. Заселили в старый детский дом, который до этого привели более-менее в порядок. И вот этот мужик ходил и гундел два дня о невыносимых условиях - тесно, плохо, куда вы нас привезли?! Пока мэр наш не сказал, что готов за свои деньги купить ему билет обратно.
По городу объявления были, о помощи - одежда, посуда, игрушки, продукты питания. Так теперь весь первый этаж завален одеждой, а продукты тухнут, потому что холодильников не хватает.
На зп в 16.000 (выкладка товара в Пятёрочке) не соглашаются.


Многоуважаемая [livejournal.com profile] shean считает, что пост на самом деле о немотивированной агрессии, а я не согласна. Потому что комментаторы в 95 % случаев ведут диалог/полилог/монолог в том русле, которое задает топикстартер. И про то, что это было именно агрессией, и реакция [livejournal.com profile] mercylo -- реакция на агрессию, пишут ровно три человека...
lfirf: (взирая на мир)
Славянск

Будем постить ежедневно новости про восстановление.

Итак, в Славянске за прошедшие сутки:
- возобновилось движение по восьми пригородным маршрутам;
- восстановлена почтовая связь – из 13 городских отделений открылись 12; закрытой остается почта в Семеновке;

заработало два отделения «Новой почты».
- в домах, уже подключенных к электроэнергии, восстанавливается работа лифтов – уже запущено 64 из имеющихся в городе 227.
- открываются магазины.
- продолжается осмотр саперами объектов социальной сферы, в том числе школ и детских садов.
- от баррикад освободили четыре улицы.

В Краматорске (aka Крамаха):
- разобрали все баррикады.
- заработало казначейство, возобновлена работа банков и банкоматов.
- восстановлено и движение городского транспорта.
- на территориях городских школ организовано 27 пунктов раздачи воды.

Больше наших новостей можно читать тут, например.
https://www.facebook.com/donpressa


Иллюстрация к мифологическому мышлению. Почему я этого не люблю? А потому что ответственность а) расплывается непредсказуемо б) требования к себе и людям становятся ирреальными и мнимыми. Собственно, интересен не сам факт передачи или непередачи иконы, а свистопляска вокруг

Икона нацизма
Средства массовой информации, причастные к поддержке российских террористов, распространили сегодня сенсационную новость, что в Донецк прибыла Тихвинская «ополченная» икона Божией матери, которую одному из самозваных лидеров «ДНР» Александру Бородаю передал настоятель Тихвинского Богородичного Успенского монастыря. Икона эта, якобы, по словам террористов, сопровождавшая Тихвинское ополчение на поле Бородинского сражения и в Крымской войне, а также чудесным образом по приказу Сталина облетевшая в ноябре-декабре 1941 вокруг Москвы и спасшая ее от казавшегося до того неизбежным взятия нацистами, является, по замыслу политтехнологов, благословением «ополченцев Новороссии на войну с неприятелем до победного конца».
В истории с передачей с Тихвинской «ополченной» иконой Божьей матери как в зеркале отражается мифология «Русского мира» и «Новороссии». Возьмем, к примеру, историю со Сталиным и чудесным спасением Москвы. Все бы в ней хорошо, да дело в том, что, когда утром 9 ноября нацисты без единого выстрела взяли Тихвин, в их руки попал оригинал Тихвинской иконы Божьей матери, хранившийся в те годы в Тихвинском историческом музее. Спустя несколько недель немцы передали ее Псковской духовной миссии, и следующие 2 с половиной года ее регулярно использовали в том числе и в молебнах во здравие фюрера германской нации Адольфа Гитлера. В 1944 году икона вместе с отступающими немцами попала в Германию, а потом и вовсе в США — в Чикаго, и лишь 10 лет назад ее наконец вернули в Тихвинский монастырь. Удивительная история, не правда ли? 70 лет назад этой иконой благословляли германское оружие, а сегодня последователи Гитлера — Гиркины-Бородаи, и стоящий за ними Владимир Путин, благословляют уже российских нацистов на новые преступления. Впрочем, не такая уж эта икона чудотворная — Гитлеру, вон, не помогло. И Гиркина-Бородая ждет та же участь, — Тихвинская Божия матерь гарантирует
http://espreso.tv/blogs/2014/07/11/ykona_nacyzma
P.S.: Впрочем, "новость" о передаче в руки террористов иконы Тихвинской божией матери, не более чем очередная ложь Бородая. Все дело в том, что в самом Тихвине именно на этой неделе проходят многодневные торжества в честь 10-летия возвращения иконы на родину, и, как вы понимаете, виновница празднования принимает в них самое непосредственное участие... А в Донецк попала всего лишь ее копия-список. Праздник святого Йоргена сегодня в Донецке, право слово!

В общем, история с иконой много запутаннее, и ее набралось на целую статью, которая и выйдет в начале недели в "Дне". Ссылку, естественно, выложу.

Brendan Hoffman profile photo
34 года Брендан Хоффман,

Фотограф-документалист и сооснователь фотографического сообщества Prime, живёт и работает в Восточной Европе. С декабря много времени проводит в Украине, снимая для Getty Images события в Киеве и на востоке страны. Его работы публиковали в the Washington Post, the New York Times, Stern, Time, Newsweek и the Wall Street Journal. Снимки Брендана были отмечены наградами Pictures of the Year International, American Photography 29, the White House News Photographers Association. Хоффман работал над долгосрочными документальными проектами в США, Гаити, России и других странах.

Сейчас вы работаете в Москве и Киеве. Почему вы решили переехать сюда? Что вам интересно здесь как фотографу?

Я всегда хотел выехать из США хотя бы ненадолго. А Россией и другими странами бывшего Советского Союза интересуюсь уже десять лет — с тех пор, как впервые здесь побывал. Люди, не живущие в Восточной Европе, зачастую плохо разбираются в её запутанной истории, в современных геополитических процессах, происходящих здесь, а ведь эти процессы влияют на всё, что творится в мире. К тому же, по-моему, здесь ещё никто не проводил глубокой журналистской работы.

Съёмки на Майдане и на востоке страны — ваш первый опыт работы в зоне вооружённого конфликта?

Я работал в основном в Вашингтоне, фотографируя политиков в Конгрессе и Белом доме, делал много портретов, снимал политические кампании. Большинство таких событий хорошо и заблаговременно организованы. Я люблю снимать предвыборные гонки — это крайне важное событие, которое разворачивается на протяжении полутора лет. Но в то же время построить визуальную историю довольно сложно. И везде, где бы я ни снимал политическую кампанию, мне интересен не только кандидат, но также всё, что его окружает: люди, которые посещают мероприятия, визуальное оформление и многое другое. Работа на Майдане казалась мне чем-то похожим. Интересные снимки можно было делать 24 часа в сутки, куда бы ты ни посмотрел. Весь день напролёт я мог просто ходить, смотреть и фотографировать. И я предпочитаю именно такой стиль работы — он раскрывает мои сильные стороны.

Я поехал в Восточную Украину не потому, что специально хотел фотографировать конфликт, а потому что эти события — часть украинской истории, в которую я уже был вовлечён. Это совсем другой стиль работы — приходится много времени проводить в пути, долго ждать, зачастую вообще не понимать, что происходит. В большинстве случаев я и другие фотографы пропускали непосредственно сами события и фотографировали только их последствия — место перестрелки, много похорон. Мне пришлось долго приспосабливаться к такому ритму работы, и я научился не рассчитывать на возможность снять много хороших фотографий за день, но этот опыт сам по себе крайне ценный.

Могли бы выделить одну историю или фотографию, которую вы сделали?

На Востоке сложно работать непосредственно во время боевых действий или снимать обычную жизнь воюющих людей — как сепаратистов, так и украинских военных. В результате ближе пообщаться с ними мы могли, например, во время похорон.

Одну из самых важных историй я снял на похоронах убитой мирной жительницы Елены Отт из села Староварваровка. Накануне мы встретились с родными Елены, и они рассказали нам о её гибели. Женщина гостила у сестры и поздно вечером возвращалась домой. Именно тогда украинская армия начала активную фазу антитеррористической операции. И это закончилось трагедией.

Мы сделали обширный репортаж, чтобы полностью раскрыть историю — даже съездили в милицию, чтобы увидеть обстрелянную машину. На следующий день были похороны. Вся семья была в доме, тело лежало в гостиной, стоял запах ладана, родственники рыдали, священник начал отпевание. Я вошёл на минуту, чтобы незаметно сделать снимок, и до сих пор помню эту невероятно эмоциональную сцену. У меня в голове осталось много кадров, которые я не снял в тот день. Как правило, я стараюсь фотографировать такие сцены без вторжения, и время от времени замечаю мощные кадры, но по той или иной причине предпочитаю не снимать в эти моменты.

Вместе с коллегами мы опубликовали этот репортаж в нескольких изданиях — в Al Jazeera вышла большая статья с фотографиями, в the New York Times фотографию вынесли на обложку, ещё 14 моих снимков были опубликованы на полный разворот в одной немецкой газете. Я думаю, что это важно, что мы смогли осветить гражданские потери в Донецком регионе. Также ценность нашей работы в том, что мы помогли этой семье увековечить память Елены.

Чем ваш опыт в Восточной Украине отличался от опыта на Майдане?

На востоке было сложно приспособиться к ритму и получать разрешение на съёмки. В Киеве на Майдане все люди были открыты и не прочь поговорить, почти все были готовы фотографироваться. А в Восточной Украине постоянно слышишь: «Не снимай, не снимай, не снимай». Бывало, что спустя время люди привыкали, но всё же это было трудно.

Если говорить о визуальных отличиях и роли фотографии в этих двух конфликтах, я не думаю, что история Восточной Украины была визуальной по своему существу. Майдан был намного более визуальным, чем любая другая история, которую я когда-либо видел, и, скорее всего, чем любая история, которую мне доведётся снимать. Если бы не фотографии из Киева в то время, я не думаю, что этот протест вызвал бы в мире такой интерес. И я не думаю, что без этого внимания протест продлился бы так долго. Я убеждён, что это одна из немногих историй, где фотография стала неотъемлемой её частью и сделала её столь значимой.

Вы работали по обе стороны конфликта. Было ли сложно морально перестраиваться? Было ли чувство, что вы симпатизируете какой-то из сторон после того как проводили там длительное время?

Нет, это было не очень сложно. Когда я снимаю какую-то историю, я стараюсь видеть в объективе в первую очередь людей, вне зависимости от того, какую позицию они занимают, разделяю ли я их взгляды или нет. Я пытаюсь разобраться, что движет этими людьми, и стараюсь не забывать, что я практически ничего не знаю о причинах, которые заставляют их поступать так, а не иначе. Я стараюсь не быть категоричным и понимать, что все участники конфликта, будь то украинские военные, сепаратисты или бойцы батальона «Восток», действуют в соответствии с их моральным выбором.

Стреляли прямо возле нас. Было опасно, но мы знали, что это уникальная возможность осветить стратегически важную битву.

Каково было вам, американцу, в лагере ополченцев? Как они к вам относились? Как вы сами их называете — сепаратисты, террористы, сторонники федерализации или как-то ещё?

Моё американское гражданство, безусловно, вызывало трудности. Я старался не говорить людям, что я американец. Однажды всё-таки признался, и мне показалось, что пророссийские активисты были рады, что я оказался у них в руках. В Восточной Украине я работал в основном для Getty Images, новостного агентства, которое продаёт фотографии по всему миру. Объяснить на блокпостах, что такое Getty Images, было непросто, поэтому я просто говорил, что я из Лондона — ведь я работаю с фоторедактором из Лондона. Я никогда не носил с собой паспорт, и даже если бы они хотели меня обыскать, они бы не нашли ничего, что выдало бы во мне американца.

Ополченцев я зачастую называю сепаратистами, потому что они боролись в первую очередь за референдум об отсоединении от Украины.

Какая была наиболее опасная ситуация, в которой вы оказывались?

Для меня это был день после выборов, 26 мая, когда рано утром группа сепаратистов захватила Донецкий аэропорт. Мы подъехали с группой журналистов как можно ближе и просто ждали, что будет дальше. Через несколько часов часть репортёров устали и уехали, не дождавшись ничего интересного. Около часа дня я всё ещё был там, когда вдруг прилетели несколько украинских военных вертолётов и началась перестрелка. Мы убежали в укрытие и пытались найти место, чтобы продолжить съёмку, но находиться в безопасности. Были моменты, когда стреляли прямо возле нас. Было опасно, но мы знали, что это уникальная возможность осветить стратегически важную битву, которая стала одной из точек эскалации всего конфликта. Во второй половине дня большое количество вооружённых до зубов пророссийских боевиков прибыли и заняли позиции рядом с нами. Они запретили нам фотографировать, а затем, почти сразу же, их обстрелял военный вертолёт. Это было уже слишком опасно, и мы уехали.

Вы рисковали в Донбассе — ради чего?

Никогда не знаешь, как будет развиваться ситуация и насколько важной твоя работа будет в долгосрочной перспективе. Как правило, если ты можешь сделать репортаж с места сражения и понимаешь, что это важная часть большой истории и съёмка более или менее безопасна — это стоит того. Вдруг это станет одной из самых важных фотографий всего конфликта? Никогда не знаешь наперёд, какие фотографии будут сделаны и какое значение они будут иметь в будущем. Но были моменты, такие, как 26 мая, когда мои снимки не стоили риска, которому я подвергался.

Верите ли вы, что ваши фотографии могут изменить что-то?

Наивно полагать, что можно пойти и снять фотографию, которая изменит ход конфликта. Лучшее, на что я могу надеяться, это создать исторический документ. И если через сто или триста лет люди попытаются понять наше время, то у них будут первичные документы в виде моих фотографий. Но я действительно считаю, что было важно запечатлеть историю про Елену Отт. Она была одной из первых жертв среди мирного населения, и я думаю, что такие происшествия нужно освещать.

Повлиял ли как-то этот опыт на вашу жизнь?

Работа в Восточной Украине сильно отличается от всего, что я делал раньше. Когда я освещал события Майдана 20 февраля, впервые в мою сторону летели пули. Это также моя первая история, где большую часть времени я рисковал быть похищенным или застреленным. Такой опыт заставляет оценить ещё раз, стоит ли работа, которую ты делаешь, таких рисков. И ты должен верить, что стоит, потому что если думаешь иначе — какой смысл её тогда делать? Это заставляет посмотреть на жизнь в целом, на приоритеты и задуматься, что действительно важно. В сравнении со всем этим проблемы в обыденной жизни начинают казаться пустяками, и в какой-то степени оно так и есть.

Сегодня практически никто не верит, что журналисты могут быть нейтральными.

Что вы можете сказать о роли военной фотографии сегодня? Как она изменилась со временем?

Со времени американского вторжения в Ирак средства массовой информации стали политизированными в той степени, в которой не были ещё поколение назад. Сегодня практически никто не верит, что журналисты могут быть нейтральными. Многие истории из Украины — с российской, да и с украинской стороны тоже — подтверждают эту точку зрения.

Раньше работу журналиста уважали все стороны конфликта, а сейчас это встречается редко. Возможно, я идеализирую, но мне кажется, что, например, во время войны во Вьетнаме люди воспринимали военную фотографию как хронику, а не как пропаганду. Сейчас сложно получить доступ ко всем сторонам конфликта, и из-за этого фотожурналистика потеряла то влияние, которое имела раньше.

Назовите несколько военных фотографов, которыми вы восхищаетесь.

Джеймс Нахтвей. Безусловно, много того, что он сделал с точки зрения влияния войны на гражданское общество, очень важно. Сильные фотографии у Мойзеса Самана. Восхищает работа Питера ван Агтмаела — он рассказал, возможно, самую исчерпывающую историю войны и американского опыта в Афганистане и Ираке.

Есть ли что-то, что вы хотели сфотографировать, но не смогли?

Я думаю, что самая важная история сейчас — о влиянии конфликта на гражданское общество, особенно в Славянске. Думаю, во всём Донбассе можно найти много сюжетов на эту тему, но фотографировать в этом регионе, особенно мне, американцу, крайне сложно. Люди не хотят разговаривать со мной, и они, безусловно, боятся камеры. Их страх оправдан, и я точно не хочу подвергать опасности тех, кого снимаю.

lfirf: (взирая на мир)

[livejournal.com profile] ollako писала не так давно в ЖЖ о том, что сторонники Майдана банят у себя в ЖЖ тех, кто настроен иначе, не выслушивая мнения. Ну во-о-от... только что тысячник [livejournal.com profile] gevella забанила не знаю сколько людей и тщательно скрыла комментарии, в которых ей очень вежливо, не переходя на личности, пытались объяснить, что гуманитарная помощь беженцам из Донбасса -- это хорошо, а вот сбор денег для террористов -- это аморально. Я очень жалею, что не сделала скрин страницы. Ни одного экспрессивного слова не было...

кому интересно, можете заглянуть к [livejournal.com profile] diana_ledi в комменты...  посмотреть, что там творится когда набегает всяких, как правило с российскими айпишниками...
или вот жутко нетолерантная [livejournal.com profile] zabavakrasava примерно с месяц назад выкладывала, что ей в личку сыпется... и комменты некоторые оставляла -- для ознакомления.

lfirf: (задумчивая)
Интересно, что  ни анализ паталогоанатома, работавшего "по горячему" и сказавшего о нашумевших фотках, выложенных в сеть: "они сделаны после работы судмедэкспертов, изменивших положение тел", ни подробная фотохроника http://napaki.livejournal.com/100072.html, ни чрезвычайно интересный (и все еще не законченный) анализ http://fat-yankey.livejournal.com/tag/одесса-2014, который он делает по видео событий не оказывает никакого влияния на людей, кричащих "это вы во всем виноваты", "вы этого хотели".
особенно добавляет цимесу, когда эти обвинения звучат в адрес очаровательной женщины, в Одессе, кажется, вообще ни разу в жизни не бывавшей, а обвиняет ее ее же подруга, в Одессе впрочем, не бывавшая тоже...
lfirf: (задумчивая)
Очень познавательное и печальное зрелище: следить, как у человека,  живущего за пределами Украины и имеющего пророссийски настроенное душевно дорогое ему окружение в Донбассе (которое его в основном и информирует о событиях, официальную инфу на той же Лиге человек смотреть отказывается), отключается критическое восприятие и "выворачиваются" мозги. И еще очень смешно и грустно видеть, как человек пытается максимально сохранить объективность (нет, я не понимаю, как при этом можно напрочь отказаться от информпотока "с той стороны").
Какое мне до этого дело? Сугубо меркантильное: живой пример, горькое лекарство.

Profile

lfirf: (Default)
lfirf

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
910111213 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios